Времени для реформ уже совсем не осталось, но президент будто не понимает этого — Хосе Угас

Вы много лет боролись с коррупцией у себя на родине. Чем отличается борьба с коррупцией в Украине и Перу?

Коррупция в Украине и в Перу систематическая, она сложилась исторически. Нам она досталась в наследство от испанского колониального правительства. Украина тоже жила под советским режимом. Обе страны всегда жили в коррупции. И в Перу и в Украине люди выступили против коррупции. Миллионы людей вышли на улицы. Вы организовали революцию, потому что не хотели жить при Януковиче. Так было во многих других странах — Румынии, Гватемале, Гондурасе, в Южной Африке и т.д. Отличие же в том, что нам удалось посадить высших чиновников за коррупцию. В Украине об этом ничего не слышно. Большие надежды были на дело Насирова, однако оно пока не завершено.

Во время своего прошлого визита в Украину вы утверждали, что у украинской власти очень мало времени для реформирования страны и борьбы с коррупцией. Что изменилось за этот год? Есть ли в запасе еще время?

Времени уже совсем не осталось. Я говорил это украинскому правительству, но они как будто не понимают. Примером может служить 131 место Украины в Индексе восприятия коррупции. Прогресс есть, но он слишком медленный. Я понимаю, что коррупция появилась не сегодня, она была еще со времен Януковича. Однако украинское руководство должно делать все возможное, чтобы посадить беглого президента и вернуть украденные деньги. За этим сейчас наблюдает весь мир. Я был очень удивлен, узнав, что в Украине против Януковича не было заведено ни одного уголовного дела за коррупцию. Дело за госизмену не имеет никакого отношения к коррупции. Меня также удивляет, что даже не определена сумма, которую Янукович вывел из Украины и которую надо вернуть. Это может быть и 3, и 12 и даже 40 млрд гривень.

Чего же ждет президент Украины и правительство?

Мне сложно ответить. Что касается конкретных шагов в борьбе с коррупцией, то в этом направлении важным было создание Национального антикоррупционного бюро, Агентства по предотвращению коррупции, а также системы ProZorro. Однако этого недостаточно. Где сейчас Янукович? Где его деньги? Когда их вернут в Украину? Сколько человек сейчас сидит в тюрьме за коррупцию? На все эти вопросы нет ответа. Единственное, то я услышал от генерального прокурора Юрия Луценко, что уже в июне должен быть создан реестр дел, где будет указано, против кого открыто дело, на каком этапе оно находится и о каких суммах идет речь. Как мне известно, главным препятствием на последнем этапе являются суды. Поэтому считаю, что в Украине важно создать антикоррупционный суд.

Вчера генеральный прокурор Юрий Луценко заявил, что в Украине не нужны отдельные антикоррупционные суды. Достаточно будет палаты в составе уже существующего суда. Что вы об этом думаете?

По моему мнению, не важно, это будет палата или суд, но должна быть отдельная система для борьбы с коррупцией. Она требует много денег и знаний. Судьи должны хорошо знать финансы, схемы отмывания денег. Я слышал, что в Украине суды хотят создать в рамках судебной реформы. Но это очень длительный процесс. Важно уже сейчас создать команду для борьбы с коррупцией. Такие команды уже много лет работают в Бразилии и в Перу.

В Украине коррупция среди судей уже стала легендой. Как избежать того, чтобы судьи антикоррупционных судов не повторили судьбу своих коллег?

Коррупция среди органов, которые должны противостоять коррупции, к сожалению, явление очень распространенное. В Мексике двое членов антикоррупционного комитета сидят в тюрьме за торговлю наркотиками. Поэтому к отбору судей надо подойти очень внимательно. Это должны быть профессионалы высокого класса и высокими моральными качествами. Поэтому, как и директора НАБУ, судей должны назначать международные эксперты после того, как все кандидаты пройдут испытание на детекторе лжи.

Источник